Previous Entry Share Next Entry
Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию не сдали
komitet_libya
О рабочем визите Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Государство Катар

О российско-американско-саудовской встрече с участием Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, Госсекретаря США Дж.Керри и Министра иностранных дел Саудовской Аравии А.Аль-Джубейра

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Катара Х.Аль-Атыйей, Доха, 3 августа 2015 года

Уважаемый господин Министр, дорогой друг,
Прежде всего от имени нашей делегации хотел бы выразить искреннюю признательность руководству Катара за гостеприимство. Мы провели сегодня очень насыщенные встречи: были приняты Его Высочеством Эмиром Катара Тамимом Аль Тани, провели переговоры с главой внешнеполитического ведомства этой страны Х.Аль-Атыйей. Как отметил г-н Х.Аль-Атыйя, мы обсудили состояние российско-катарских отношений и широкий спектр региональных и международных проблем.

Итоги переговоров подтвердили желание обеих сторон наращивать сотрудничество по различным направлениям. Мы готовы интенсифицировать наши связи в сферах безопасности, взаимодействия правоохранительных органов, в областях энергетики, финансов. Подтвердили обоюдный настрой на усиление и координацию действий на мировом рынке газа как в двустороннем формате, так и в рамках Форума стран-экспортеров газа. Мы приветствовали заинтересованность наших партнеров в том, чтобы активизировать работу катарских инвестиционных фондов в России - расширение такого уже развивающегося сотрудничества отвечает нашим взаимным интересам. Договорились также, что будем координировать нашу линию и обмениваться опытом в контексте подготовки к проведению чемпионатов мира по футболу в 2018 году в России и в 2022 году в Катаре.

В центре внимания политической повестки дня переговоров были такие темы, как Сирия, Йемен, Ливия, неурегулированность палестинской проблемы. Наше общее мнение заключается в том, что напряженность на Ближнем Востоке постоянно нарастает, ситуация во многих странах драматически ухудшается. Деградация обстановки не отвечает ничьим интересам кроме интересов террористических группировок наподобие «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» и прочих.

Обменялись мнениями относительно ситуации вокруг иранской ядерной программы после достижения венских договоренностей. Обсуждая эту проблематику, мы высказались также за укрепление мер безопасности и стабильности в регионе Персидского залива. Российские подходы к этой теме мы обсуждали и ранее с нашими партнерами по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Пользуясь случаем хотел бы кроме того отметить, что здесь, в Дохе, у меня состоялись и другие встречи, в том числе с Министром иностранных дел Омана Ю. Бен Алауи, председателем политбюро ХАМАС Х.Машаалем и бывшим главой Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции А.Хатыбом. Совсем недавно здесь же прошла трехсторонняя встреча с Государственным секретарем США Дж.Керри и Министром иностранных дел Саудовской Аравии А. Аль-Джубейром. На ней мы рассмотрели пути поддержки усилий специального посланника ООН по Сирии С. де Мистуры, направленные на формирование условий для практической реализации договоренностей, заключенных в Женевском коммюнике 30 июня 2012 г. Исходим из того, что это - вклад в усилия С.де Мистуры и что в конечном итоге мы сможем продвинуться по пути сирийского урегулирования, параллельно добиваясь прогресса в сфере приемлемого для всех сирийских сторон политического процесса и формирования мощного фронта борьбы с террористической угрозой на Ближнем Востоке.

Я искренне признателен моему коллеге Министру иностранных дел Катара Х. Аль-Атыйе за возможность провести такие полезные и своевременные переговоры. Рассчитываю, что он сможет принять мое приглашение посетить Российскую Федерацию в удобное время для продолжения нашего диалога.

Вопрос: Обсуждалась ли на встрече с коллегами из США и Саудовской Аравии появившаяся в СМИ информация о том, что США допускают возможность нанесения авиаударов по правительственным силам Сирии для защиты отрядов т.н. «умеренной сирийской оппозиции»? На Ваш взгляд, могут ли подобные планы подорвать и без того зыбкие перспективы урегулирования?

С.В.Лавров: Эту тему мы обсуждали, и я поставил данный вопрос перед Государственным секретарем Дж.Керри. Когда США год назад объявляли о создании коалиции для борьбы с «Исламским государством» в Ираке и Сирии (как вы помните, в то время Вашингтон заручился согласием Правительства Ирака, но не стал запрашивать согласие Правительства Сирии), мы уже тогда подчеркнули нелегитимность и контрпродуктивность такого подхода. Он отражает нарушение международного права в принципиальном плане, а в практическом – создает, по сути дела, препятствие для формирования единого фронта борьбы с «Исламским государством», «Джабхат ан-Нусрой» и аффилированными с ними террористическими группировками. Все признают, что одних ударов с воздуха недостаточно, необходимо формировать коалицию единомышленников, включая тех, кто «на земле» с оружием в руках противостоит террористической угрозе, - то есть сирийскую армию, иракскую армию, курдов. Именно в этом заключается инициатива, с которой выступил Президент России В.В.Путин в ходе встречи с преемником наследного Принца Саудовской Аравии М. Бен Сальманом в Санкт-Петербурге в июне с.г. – о формировании единого фронта борьбы с терроризмом, который объединял бы усилия всех сил, воющих с террористами «на земле», и стран, которые могут оказать поддержку в этой борьбе.

Как Вы помните, параллельно Президент России В.В.Путин предложил активизировать усилия по продвижению политического процесса в Сирии в соответствии с договоренностями Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г.

Мы поставили перед Госсекретарем США Дж.Керри вопрос о последнем развитии ситуации, связанным с действиями возглавляемой США коалиции, отметив, что нам представляется контрпродуктивным публично заявлять, что некие подготовленные США вооруженные отряды, направляющиеся, как я понимаю, на сирийскую территорию вопреки и без какого-либо согласования с сирийским правительством, будут находиться под защитой авиации коалиции, и что эта авиация для защиты данных отрядов будет уполномочена наносить удары по любым силам, которые могут рассматриваться как препятствие для деятельности этих вооруженных групп.

Помимо упомянутых мной принципиальных соображений с точки зрения международного права, здесь возникает масса вопросов, которые могут осложнить задачу борьбы с террористами, прежде всего, потому что иногда трудно разобраться, кто с кем воюет, а кто кому мешает. Самое главное, о чем мы также сказали американским коллегам, заключается в том, что до сих пор все примеры подготовки на территории соседних государств американскими инструкторами боевиков т.н. «умеренной оппозиции» заканчивались тем, что подавляющее большинство таких боевиков оказывались на стороне экстремистов.

Так что наша позиция на этот счет была четко изложена. Я не думаю, что мне удалось поколебать позицию США. В этом вопросе мы, очевидно, расходимся.

Вопрос: Означает ли Ваша встреча с бывшим главой сирийской нацкоалиции (СНК) А.М. Аль-Хатыбом сдвиг в безоговорочной поддержке режима Б.Асада? Если нет, то собирается ли Россия и дальше безоглядно поддерживать режим, который, судя по статистике, является самым большим убийцей детей и невинных граждан в мире, режим, который уничтожил почти четверть миллиона людей и оставил четверть миллиона без крова?

С.В.Лавров: Я ценю Вашу способность задавать вопросы так, как будто Вы работаете прокурором.

Мы постоянно выступаем за то, чтобы кровопролитие в Сирии прекратилось, и в этом конфликте мы никому не оказываем безусловной и какой-либо другой поддержки, кроме сирийского народа. В данный момент главной угрозой в этой стране, в Ираке и на Ближнем Востоке в целом является т.н. «Исламское государство». Мы оказываем военно-техническую поддержку сирийскому правительству для борьбы с этой угрозой. Точно так же мы предоставляем военно-техническую поддержку правительству Ирака для борьбы с тем же самым «Исламским государством». У нас есть все основания полагать, что без такой поддержки захваченные этим террористическим образованием территории исчислялись бы гораздо большими сотнями и тысячами квадратных километров.

Что касается обсуждения, которое состоялось у меня с бывшим главой СНК М.Аль-Хатыбом, то встреча, как я уже сказал, не означает никаких изменений в нашем подходе. Мы с ним знакомы уже более двух лет, неоднократно встречались в Москве и других городах. Нынешняя встреча отражает нашу принципиальную линию на то, чтобы работать со всеми без исключения представителями сирийского народа – как со стороны правительства, так и со всеми группами оппозиции, не выбирая среди оппозиционеров кого-то, кому мы отдаем предпочтение. Женевское коммюнике, которое все подтверждают в качестве основы для урегулирования, очень четко гласит, что решение политических вопросов и в целом сирийского кризиса должно опираться на инклюзивный диалог с участием всего спектра сирийских политических сил, и все вопросы должны решаться на основе общего согласия. Многие страны предпринимали и продолжают предпринимать усилия для того, чтобы сподвигнуть формирование широкого диалога, в котором участвовало бы правительство со всем спектром оппозиционных сил. В этих усилиях проявляется признание ошибочности линии, которая проводилась при созыве в 2013 году Женевской конференции, когда от всей оппозиции была приглашена только одна группа – Национальная коалиция. Скоро стало ясно, что спектр оппозиционных сил гораздо шире, и для возобновления политического процесса необходимо объединить оппозиционеров на конструктивной платформе диалога с режимом, как это и предполагает Женевское коммюнике.

Как Вы знаете, в Москве состоялись две встречи, на которые мы пригласили всех без исключения оппозиционеров – представителей всех группировок из числа сирийской оппозиции, находящихся как внутри Сирии, так и за границей. По итогам двух встреч с оппозиционерами при участии на завершающем этапе представителей сирийского правительства была одобрена т.н. «московская платформа», которая содержит принципы, полностью отражающие нацеленность Женевского коммюнике на сохранение Сирии единым, территориально целостным государством, на обеспечение ее суверенитета, а также на то, чтобы она была светским государством, в котором права всех без исключения этнических и религиозных меньшинств и групп были бы обеспечены законом. Мы говорили сегодня о том, что усилия в этом направлении нужно продолжать.

Обсуждали эту тему и на только что завершившихся переговорах с нашими катарскими друзьями, говорили на этот счет с египтянами, которые также предпринимают усилия в этом направлении, а также затронули этот вопрос на встрече с Госсекретарем США Дж.Керри и Министром иностранных дел Саудовской Аравии А. Аль-Джубейром. Мы не меньше, чем кто-либо, серьезно озабочены продолжающимся кризисом в Сирии и гуманитарной катастрофой, которая разразилась в этой стране, и выступаем за то, чтобы в строгом соответствии с Женевским коммюнике и провозглашенными в Совете Безопасности ООН принципами немедленно прекратилось внешнее вмешательство в сирийский кризис, а сирийские стороны сели бы за стол переговоров и достигли договоренности исключительно мирным политическим путем на основе обоюдного согласия.

Вопрос: Президент Турции Р.Т.Эрдоган после встречи с Президентом России В.В.Путиным заявил, что Россия готова пойти на некоторые уступки относительно поддержки Президента САР Б.Асада. До какой степени Россия готова изменить свою позицию по этому вопросу?

С.В.Лавров: Когда Вы говорите о том, что кто-то кого-то собирается поддерживать до конца, надо все-таки понимать, что этот «конец» прочили четыре года назад, а он никак не наступает. Цена - огромное количество жертв, в том числе среди мирного населения – женщин, детей, стариков. И все это происходит в условиях, когда нам говорят: «Как только Президент Сирии Б.Асад уйдет, все проблемы решатся». В Женевском коммюнике международное сообщество, включая постоянных членов Совета Безопасности ООН, Турцию, ЕС, арабские страны, в том числе Катар, подписалось не под сменой режима, а под тем, что будет переходный политический период и его параметры будут согласованы на основе обоюдного согласия Правительства Сирии и оппозиции. Вот этим мы занимаемся.

Когда Вы спрашиваете, готова ли Россия делать уступки в отношении поддержки Президента Сирии Б.Асада, Вы задаете вопрос, который не имеет отношения к тому, о чем идет речь и чем мы все обязались руководствоваться – налаживанием диалога между всеми группами оппозиции и правительства. И сегодня об этом, как я уже сказал, шла речь между министрами иностранных дел России, Саудовской Аравии и США. Каждая из этих стран работает в пользу того, чтобы оппозиция разработала общие подходы на переговорах с режимом, а эти переговоры должны скоро начаться под эгидой специального посланника ООН С.де Мистуры. Конечно, когда мы проводим эту работу, мы не просто консультируемся с США и Саудовской Аравией. Есть целый ряд других стран, которые имеют влияние на различные сирийские стороны - мы будем консультироваться и с ними. Я имею в виду Катар, Турцию, Египет, Иорданию, Иран. Без нахождения понимания между внешними игроками, каждый из которых имеет влияние на ту или иную сирийскую сторону, очень трудно рассчитывать, что политический процесс начнется всерьез, будет устойчивым и успешным.
http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/1630343

  • 1

Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию н

Пользователь kot_ivan76 сослался на вашу запись в своей записи «Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию не сдали» в контексте: [...] Оригинал взят у в Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию не сдали [...]

Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию н

Пользователь psyont сослался на вашу запись в своей записи «Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию не сдали» в контексте: [...] нал взят у в Лавров в Катаре: слабонервным не беспокоиться, Сирию не сдали [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account